Какое место в культуре Японии занимают роботы


Весной и летом 2005 года японская префектура Аити выступала организатором выставки World Expo, представляющей не только ультрасовременные достижения японской технологии, но также пророческое видение японского общества и будущего образа жизни. «Воображаемое будущее» выставки сделало акцент на объединении технологического совершенства с заботой об окружающей среде и человеческих ресурсах; оно также охарактеризовало роботов, как известные и повсеместно распространенные компоненты нашей повседневной жизни.

Выставочный зал роботов был оформлен, как город 2020 года, где люди и роботы живут в гармонии. Во время выставки люди могли посмотреть примерно сотню различных роботов, включая роботов-нянь (NEC’s Papero), роботов для общения (Wakamaru) и терапии (AIST’s Paro), андроидов (Kokoro Actroid), роботов-домохозяев (Matushita Electric, Fuji Heavy Industries) роботов-охранников (Tmsuk), и роботов для развлечений (AIST’s dinosaurs, Toyota’s humanoids). Презентация роботов с привычными каждодневными функциями отражает план Министерства экономии, торговли, и промышленности (METI). Целью является поддержание и развитие роботов-помощников, как основы индустрии 21 века.

Такие японские корпорации как NEC, Honda, Mitsubishi, и Toyota серьезно относятся к прогрессу робототехнических технологий, где взаимодействия между роботами и людьми проходит плавно, и роботы могут принимать участие в повседневной жизни. Выставка Expo – крупномасштабное испытание в эксплуатации робототехнических технологий, роботов предоставляющих различные услуги, возможность для людей познакомиться с новыми технологиями. Также это место развития национальной «роботизированной культуры».

Японские правительственные, научные и корпоративные учреждения привычно ассоциируются с технологическим авангардом. Они выступают не просто как продюсеры технологий, но также как авторы культурных комментариев по поводу того, как людям следует относиться друг к другу и к окружению в настоящем и будущем. Говоря о видении «роботизированной культуры», японцы делают акцент на технологиях, которые не только служат для выполнения некоторых задач для людей, но также выполняют совместную работу с людьми. Предполагается, что роботы будут исполнять новые роли как компаньоны, няни, партнеры для общения и посредники между людьми и возрастающим комплексом социально-технического окружения, в котором мы живем. Техническая и социальная независимость делает технологию видимой не только, как материальный образец, но как воплощение «культуры или комплекса социальных отношений, объединенных комплексов знаний, убеждений, рассуждений и правил». Следовательно, дискуссии по поводу значения «роботизированной культуры» не зависят исключительно от технологических ограничений, но должны включать, в частности, культурное, социальное, историческое, этическое и физиологическое развитие этих новых социально-технических систем.

Япония стала известна как «королевство роботов» сначала благодаря ее преобладанию в индустрии робототехники; теперь ее называют потребительской культурой, которая необыкновенно легко приспосабливается и принимает роботов и высокотехнологические новинки. Принципиальное различие между японской духовностью и позаимствованными западными технологиями позволило внедрить материальные аспекты западной культуры на рынок Японии, вместе с тем оберегая сферы духовности, моральности, и культуры от западного влияния.

Особая близость японцев и роботизированных технологий восходит к истории традиционного ремесла karakuri ningyo (механические куклы), анимистическим верованиям синтоизма и буддистскому учению о взаимосвязанности всего живого и неживого. Соответственно, роботы не только созданы для практической пользы, но и для того, чтобы “как цветы – взывать к душе”. Среди таких, например, роботы животные и различные электронные растения, птички, рыбки и насекомые, такие как бабочка в банке купить которую можно для того, чтобы радовать глаз, получать эстетическое удовольствие при этом заботясь о природе, не мучая живую бабочку, которая рождена летать, а не трепетать взаперти. Культура гуманного отношения к природе.

Благодаря близости японцев и машин, страна завоевала репутацию самой «любящей машины» нации в мире. Это усиливает видение культуры Японии, как «холодной, беспристрастной и похожей на машины авторитарной культуры, которой не хватает эмоциональной связи с остальным миром, что в то же время делает ее источником восхищения и зависти, благоговения и страха. Например, главный герой аниме-сериала Tetsuwan Atomu (Astro Boy) – образцовый представитель мирной и дружелюбной технологии в период после второй мировой войны. Успешные робото-технологии символизировали японскую национальную политику развития посредством устойчивого технологического прогресса; научные и коммерческие интересы – это доказательство их технологического мастерства. Из-за недостатка национальных ресурсов в Японии, развитие технологии было единственным способом повышения ценности производимых продуктов.

Одним из наиболее распространенных способов достижения экономического прогресса в период после второй мировой войны стала переработка импортируемых материалов и сырья в высокотехнологические товары для экспорта. В восьмидесятых годах прошлого столетия Министерство международной торговли и промышленности (MITI) присоединилось к политике gijutsu rikkoku или «технологического построения государства», которое сфокусировалось на исследовании и развитии оригинальных технологий, необходимых для развития успешного информационного общества. METI ожидает содействия от роботов в отношении современного социального давления. В контексте падающего коэффициента рождаемости, резко постаревшего населения и проблем энергетики и окружающей среды, роботы кажутся способом создания процветающего общества с высоким качеством жизни.

Японский политический и экономический акцент на передовых технологиях также зависел от социальной структуры. Класс производственных рабочих в Японии всегда был малочисленным и никогда не достигал более третьей части рабочей силы. Более того, японское индустриальное покровительство и продолжительность политики обеспечения занятости убедили работников в том, что они не потеряют работу после автоматизации, а будут выполнять другую работу в фирме. В то время, как защищались интересы мужчин работников, социальная структура Японии поддерживала техно-националистическую мечту за счет некоторых частей населения, в частности женщин и нелегальных иностранных работников, которых можно было нанять по своему усмотрению и вынести на них основную тяжесть экономической неустойчивости. Между прочим, такое уже когда-то происходило в сельскохозяйственном секторе.

В отличие от США, внедрение роботов на рабочие места не нарушило равновесия рабочей силы, потому что роботы были предложены, как альтернатива работникам эмигрантам, которые были угрозой японскому обществу и «наиболее обсуждаемой социальной проблемой в конце восьмидесятых – девяностых годах прошлого века». Японки, с другой стороны, примерили на себя роль потребителей, «хранительниц домашнего очага», поддерживавших работников умственного труда.

Восходящая роботизированная культура, которая полагается на возможность сотрудничества между людьми и машинами, поднимает не только вопросы возможностей машин. Наиболее уязвимые члены общества задаются вопросом, как изменятся их жизни с использованием технологий. Роботы поднимают новые темы для обсуждений, так как они имеют сильное, прямое, преднамеренное и вместе с тем непреднамеренное влияние на людей и окружающую среду. Социальные машины могут иметь неисследованные последствия для их пользователей (например, влияние на качество социального взаимодействия). Люди, выполняющие работу, для который создали роботов (сиделки, няни, администраторы), могут стать безработными из-за прихода эры автоматизации.

Развитие социально-ориентированных роботизированных технологий также заставляет нас пересмотреть ограничения и возможности наших социальных институтов (семьи, друзей, школ, правительства). Также стоит учитывать давление, с которым они сталкиваются в заботе о детях и старшем поколении (например, оба родителя работают все больше и больше, семья распадается, как и надежда на модель семьи из двух родителей, распространяются дискриминация и предубеждение против пожилых людей). Нам следует полагаться на роботов, как на компонентов социального решения, а не как на автоматическое «технологическое решение» насущных социальных проблем.

Подход, который может быть здесь полезен, это идея «культурного решения». Она полагается на исследование альтернативных решений и внедрение изменений в культурном значении. Это стремление взывает к участию не только компьютерных ученых и инженеров, пораженных техническими возможностями социальных роботов, но также социологов, дизайнеров, художников, которые изучают социальные, культурные, философские и эстетические аспекты социальных машин, и членов общества – потенциальных потребителей этих технологий. © С. Мусатова, j-in.org.ua

Магазинчик MIUKIMIKADO.COM

Похожие записи на сайте miuki.info: