Комацу Сакё. “Покинутые”

Все получилось неожиданно. Президент обсуждал важные вопросы с государственным секретарем, когда ему доложили, что перед дворцом собралась толпа детей, жаждущих с ним поговорить. Он прервал совещание – любопытно все-таки. Заранее изобразил широкую улыбку. “Политический деятель, обожающий детей” – это всегда производит неотразимое впечатление, в любой ситуации действует на публику как сироп. Никто не мог предвидеть этой встречи, но хоть какие-то корреспонденты наверняка тут как тут, с блицами и фотокамерами. И все же, проходя мимо секретаря, президент мигнул ему: надо послать собственного фотокорреспондента. Пусть незаметно устроится на противоположной стороне площади и нащелкает десяток кадров. Очень эффектно получится: парадная лестница президентского дворца, и на пей президент – само великодушие! – в окружении счастливых, сияющих детей.
Шагая по коридору, он прорепетировал улыбку. У него в запасе была целая уйма улыбок: для женщин – нежная и чуточку восхищенная, для избирателей – немного застенчивая, но невероятно мужественная, а для детей… Ну, разумеется, для детей нечто лучезарное, выражающее безграничную любовь к цветам жизни. Да, да лучезарная и сладкая как конфета улыбка! Кстати, есть ли у него конфеты? Он пошарил по карманам и нашел один-единственный леденец в пестрой обертке. Жаль, не захватил побольше. Впрочем, ничего, сойдет. Он выберет какого-нибудь малыша – очаровательную крошку – и сунет ему леденчик своими собственными руками в маленький, пухлый ротик. Хорошо бы, фотокорреспондент успел щелкнуть!..

Дети, человек двадцать-тридцать, ждали его у парадного входа. Мелкота не старше десяти лет. Лица у них были очень серьезные и напряженные. С такими несмышленышами легко разговаривать. Интересно, откуда они явились? Наверное, из провинции, потому и дичатся.

– Здравствуйте, дорогие мальчики и девочки! Как вы себя чувствуете?

Широко улыбаясь, президент протянул вперед руки, словно хотел заключить в объятия всех детей сразу. От его ладони увернулась коротко остриженная головенка, которую он хотел погладить. Президент не обратил внимания и подхватил малыша на руки. Он сразу нацелился на него – очаровательный бутуз, тугой и краснощекий, как яблочко. Ловко развернул леденец, сунул в полуоткрытые губы застывшего у его плеча ребенка. Но губы вдруг плотно сомкнулись. Малыш побледнел, но так и не открыл рта. От героического усилия на его глазах выступили слезы.

Только тут президент заметил острые, колючие взгляды детей.

– Что случилось, детки? – удивленно спросил он. – У вас ко мне какое-нибудь дело?

Один из мальчиков, должно быть, самый старший, выступил вперед и заговорил дрожащим голосом:

– Господин президент… мы… мы…

– Да ты по робей! – подбодрил его президент. – Учись, дружок, произносить речи, может быть, и ты когда-нибудь станешь президентом!

Он громко и весело расхохотался, ужасно довольный своей шуткой. Но никто из детей даже не улыбнулся. Мальчик откашлялся и продолжал более спокойно:

– Мы выступаем как представители от всех детей и пришли сюда, господин президент, чтобы сделать вам заявление.

Он вытащил из кармана какую-то бумагу и протянул ее президенту.

Тот изящным жестом, словно принимал любовное послание, взял помятую, всю в кляксах бумажку и начал читать. По мере чтения его охватывала все большая досада, но он не переставал улыбаться.

– Да, да, правильно! – президент закивал, изображая на своем лице полный восторг. – Прекрасно понимаю вас и восхищаюсь этим документом. Так вот, милые дети, вы совершенно правы, но…

– Господин президент, – перебил его мальчик, – это наш детский ультиматум.

Из толпы прозвучал тоненький голосок – девочка читала наизусть отрывок из ультиматума:

“…Немедленно прекратите войну и убийство! Справедливо распределяйте между людьми продукты и вещи! Договоритесь об этом со всеми странами мира! Взрослые всего земного шара, немедленно соберитесь и договоритесь между собой, чтобы наш мир стал хорошим!..”

– Тише, ребята! – крикнул президент, начиная не на шутку злиться. – Вы действительно говорите об очень важных вещах, но, поймите, такие серьезные вопросы не решаются в один час… Давайте в ближайшее время соберемся все вместе, как вы предлагаете, и подумаем…

– Нет! Мы не можем ждать, у нас нет времени, – сказал мальчик. – Мы все точно подсчитали. Если вы немедленно не примете нашего предложения, нам, когда мы станем взрослыми, придется идти на войну.

– Мы не хотим убивать друг друга! Мы дружим! – выкрикнула девочка. – Что же это получается? Сейчас мы никогда не деремся между собой, а вырастем и будем драться на смерть? Взрослые тут натворили всякого, нахулиганили, а нам отвечать?!

– Вам-то хорошо! – пискнул еще кто-то. – Вы, которые уже большие и старые, все равно помрете, а мы еще маленькие и тоже хотим стать взрослыми!..

– Я вас очень хорошо понял, – сказал президент. Его лицо теперь походило на маску с застывшей улыбкой и злыми глазами. – Вы придете ко мне еще раз, и мы не спеша все обсудим. А сейчас я очень занят. Меня ждет посетитель. До свидания, дети!

Он повернулся и, тяжело ступая, зашагал вверх по лестнице.

Его догнал детский голос:

– Президент, повторяем – сегодня последний срок! Если вы немедленно не примете наш ультиматум, мы начнем конкретные действия. У нас есть свои способы…

Президент уже не пытался скрыть кислую мину. Едва переступив порог кабинета, он нажал кнопку интерфона и вызвал инспектора дворцовой охраны.

– Распорядитесь срочно проверить родителей этих детей и школы, в которых они обучаются. Проверьте самым тщательным образом. Я думаю, это дело рук красных…

В его голосе звучал металл.

Вскоре после встречи на дворцовой площади в различных районах земного шара начали исчезать дети моложе десяти лет. Сначала это было воспринято как массовое похищение детей какой-то бандой. Но когда странное явление распространилось по всему миру, родителей охватила настоящая паника. Дети, обманув самый бдительный и строгий надзор, исчезали неизвестно куда. Ничто не могло их удержать – ни увещевания, ни порка, ни слезы матерей. Даже только что родившиеся младенцы исчезали из колясок каким-то неведомым образом. Тогда взрослые спохватились и начали обсуждать “детский ультиматум”, но было уже поздно. Подростки выросли, а детей вообще не осталось на Земле. Люди с ужасом ждали старости – кто же придет им на смену, кто о них позаботится?.. Неужели нового поколения так и не будет, неужели роду человеческому суждено исчезнуть?.. Они могли теперь сколько угодно раскаиваться, эти взрослые, но запоздалое раскаяние ничему не помогает.

Мужчины и женщины, сдерживая подступающие рыдания, читали и перечитывали детский ультиматум, начертанный на стенах многих домов:

“…Мамы и папы! Ваш мир очень страшный. Мы не хотим в нем жить…” © Комацу Сакё

Магазинчик MIUKIMIKADO.COM

Похожие записи на сайте miuki.info: