Юдзё

Юдзё Это юдзё, то есть женщины, торгущие сексуальными услугами. Не столько своим телом, сколько тем, что они способны сделать с телом клиента…
В чем главное визуальное отличие юдзё от гейши? Всё предельно просто: в поясе. Юдзё — это единственный тип японских женщин, у кого пояс завязан СПЕРЕДИ. Это объясняют тем, что, дескать, при ее профессии завязывать-развязывать приходилось часто… но дело в другом. Перевернуть узел оби на спину — одно движение; суть в знаке профессии.

Разумеется, не все юдзё были столь богаты, что могли позволить себе такой наряд. Эти высшей категории. Наиболее привлекательные и профессиональные куртизанки назывались таю или ойран. Их приглашали в особняки знатных особ, часто на несколько дней.

ЮдзёВ старые времена тайю: 太夫 (в Киото) и ойран 花魁 (в Токио) были куртизанками высшего класса. Они приходили на церемонии до гейш и у клиента был выбор: попытать счастья с куртизанкой (а она вполне могла и просто отказать) или остаться для того, чтобы повеселиться с гейшами (но без секса). Это привело к тому, что тайю и ойран стали мастерить очень сложные причёски, с десятками шпилек и других украшений, а также надевать три и более кимоно. Воротник кимоно у тайю: всегда немного отогнут справа, показывая волнующую красную изнанку. И тем не менее, несмотря на сексуальный аспект, тайю и ойран были так же искусны, как и гейши, а в некоторых видах искусства даже превосходили их. Тайю и ойран белят всё лицо, как майко, а тайю ещё и чернят зубы по старинной японской традиции. Ойран выглядят несколько сдержаннее, иногда их даже путают с гейшами. Тайю выдаёт обилие ёситё: (раздвоенных плоских шпилек) и обязательное наличие золотого цвета в одежде (конкретно — в накидке утикакэ). Ещё тайю носят на двух шпильках длинные красные нити, на которые прикреплено по монетке. Обувь тайю и ойран — очень высокие чёрные сандалии с тремя каблуками, из-за которых шаги должны быть очень мелкими.
В те далекие времена тайю была наивысшей ступени иерархии в кварталах развлечений. Некоторые из них даже получили от императора 5-й ранг (всего в Японии 4 ранга). Гейко так высоко не взлетали никогда.

У тайю/ойран есть разные ранги, отражающие степень обученности, но также зависящие от дохода.

Юдзё

Ранги (от высокого к низкому):

-Ёбидаси («только по приглашению»)
-Сантя
-Уметя
-Тсукемаваси («всегда здесь»)
-Засикимоти («хозяйка квартиры»)
-Хэйамоти («хозяйка комнаты»)
-Тсубонэ
-Хаси (самый низкий ранг)

Остальные же, менее удачливые девушки жили в специальных «веселых» кварталах. Для своей работы девушки имели специальную лицензию. Первым подобным местом с руки Токугавы Иэясу в 1617 году в Эдо (Токио) стал квартал Ёсивара. Первоначально это название значило «Тростниковое поле», но в дальнейшем иероглифы были изменены, чтобы значить «Веселое поле». Впоследствии слово «ёсивара» стало нарицательным — общим названием для всех «веселых кварталов», хотя подобные районы существовали в Японии задолго до того, как Эдо вообще стал столицей.
В обмен на сотрудничество с тайной полицией в деле выявления «подозрительных личностей» публичные дома квартала Ёсивара были освобождены от налогов. Сам квартал был окружен рвом с водой и высокой стеной с воротами, закрывавшимися на ночь, примерно в полночь, однако клиенам было разрешено ночевать в стенах квартала. В квартал запрещался вход с оружием и въезд на лошади. Также туда был запрещен вход самураям, но на самом деле они были постоянными его посетителями, скрывая при этом свои лица. Девушкам юдзё разрешалось выходить из квартала только в трех случаях: для посещения врача, по вызову в суд и во время прогулки с клиентом для любования сакурой. Во всех случаях девушку сопровождал полицейский соглядатай.
Ходить девушки имели право только «босиком» — в сандалиях на босу ногу. Гуляние босиком куртизанок даже в лютые холод нисколько не было обязательным предприсанием сегуната, это, во-первых, по мнению содержательниц домов, воспитывало силу духа, во-вторых, в носках не очень-то погуляешь на высоких туфлях — запросто нога соскользнет и перелом обеспечен. Да и тот факт, что юдзе ходили без носков (в отличие от обычных женщин), считался чрезвычайно эротичным и хорошенькая пяточка юдзе японцев чрезвычайно возбуждала. Дело в том, что традиционная одежда японских женщин, кимоно, почти полностью скрывает ноги: взору мужчин доступны лишь ступни. Именно поэтому к ступням такое трепетное отношение. По этой причине даже зимой девушки не отказывали себе в удовольствии продемонстрировать обнаженные ступни с аккуратно подстриженными ногтями, покрытыми красным лаком. Это всегда считалось особым шиком.

Учитывая строгую регламентацию всех сторон жизни в Японии эпохи Токугава, а также, что купцы формально находились на самом низшем уровне «общественной пирамиды» (ниже даже крестьян), соответственно «кидать понты» им (в отличие от других нуворишей) было гораздо сложнее. Поэтому, в основном для этого использовались нерегламентированные области (например, нэцке). Одной из таких областей был веселый квартал. Показателем «крутизны» было снять на ночь сразу все заведение (а на начальном этапе — и весь квартал, что после стало недостижимой мечтой из-за повышения цен).

Выбрать девушку можно было, просто прогуливаясь по улицам Ёсивара. Проститутки сидели по сторонам улиц, на верандах публичных домов за решетчатыми стенками. Фактически, впрочем, необходимость выбора возникала редко. Смена девушки не поощрялась, рекомендовалось, раз выбрав проститутку, «придерживаться» ее. Девушки тоже имели право, в некоторых пределах, отказываться или отвергать неугодных клиентов.

Выбор девушки оформлялся полуофициальным договором, чтобы со временем сменить юдзё на ее коллегу, требовалось получить согласие обоих. Конкуренция между девушками не поощрялась. Юдзё становилась как бы второй или «временной» женой клиента. Договоры заключались и фактическое «обслуживание» происходило не на территории публичных домов, а в специальных чайных домиках.

Большая часть обитательниц кварталов была в детстве продана туда их семьями и обучалась мастерству с раннего возраста. Работорговля в Японии была запрещена, поэтому формально с девушками заключались контракты сроком на несколько, обычно пять, лет. Фактически, однако, чтобы уйти из квартала, надо было выкупиться, а большую часть денег, зарабатываемых юдзё, съедали накладные расходы: платья, прически, косметика. Родившиеся в квартале дети также оставались в нем учиться и работать.

Нельзя сказать, чтобы все юдзё были недовольны своей работой. Многие из них вполне осмысленно предпочитали ее браку времен Токугава, делавшему женщину запертой в доме экономкой при муже. Жены, в свою очередь, предпочитали, чтобы мужья заводили официальных любовниц-юдзё, а не шлялись по соседкам.

Клиенты довольно часто влюблялись в юдзё, и те иногда отвечали взаимностью. Богатый вдовец имел право выкупить юдзё и жениться на ней, но это было очень дорого. Поэтому практиковались различные виды любовных клятв, знаков и договоров — татуировки, вышивки на одежде и даже взаимное отрубание мизинцев. Периодически происходили двойные самоубийства (синдзю) — считалось, что люди, соединившиеся в смерти, соединятся и в следующем перерождении.

«Веселые кварталы» были окончательно ликвидированы в 1957 году, а проституция была полностью запрещена.

Юдзё

UPD:
Мистическая элегантность мелочей, стилизированные жесты, странная скользящая походка. Интенсивное демонстрирование вежливой воспитанности, выстроенной в соответствии с тщательно выработанным в древности намерением обретать высшее удовольствие в искусственности. Макияж — это маска, скрывающая действительное; замысловатая прическа. Слои величественных шелковых кимоно — сияющих и сверкающих. Тончайший, бледнейший оттенок розового у тела; далее — красный, затем разновидность желтого и красного, бледная слива и черное, парча, закрепленная зеленым оби и алым шнуром.

Это — картина в преувеличенных цветах, однако столь много в ней декоративного, столь много — от традиционных цветов и тканей, что за ними иногда трудно разглядеть индивидуальность. Образ девушки из Ёсивара, представляемой гостям, являет своего рода картину.

Юдзё

Какими же они были, красавицы Ёсивара?

Всё-таки таю — это не проститутки в привычном смысле. Гетеры, если угодно. Куртизанки. Тоже танцовщицы, не хуже гейш. Таю — это своя особая эстетика, красота высшей рафинированности, куда составляющей частью входят и амурные услуги. Достаточно напомнить, что 90% красавиц на гравюрах — это именно таю.

«Создание» лица и головы куртизанки и гейши представляло собой долгий и сложный процесс, столь же ритуализированный, как синтоистская молитва.

Одеяния дзёро (проституток) в поздний период были яркими и пышными, ясно видно из гравюр Утамаро, Эйсан, Кунисада и других.

В то время в каждом «веселом доме» существовали фиксированные правила относительно материала, способа пошива, цветов и узоров для одежд, носимых определенным разрядом женщин, и этим правилам строго следовали. Таким образом, никакой проститутке не разрешалось одеваться во что–либо, несоответствующее ее рангу, даже если материально она и могла себе это позволить.

Так как ранние свободные одежды со временем превратились в плотные кимоно, среди куртизанок, гейш и высокородных дам возник определенный тип ходьбы. «Она семенит, как если бы ее ноги были связаны в коленях». У куртизанок была особая походка, называвшаяся нукиаси тю–бинэра — «грациозный шаг с покачиванием бедрами в чувственном движении».

Кожа японской девушки может быть белой, как яичная скорлупа, розовой, она может быть чайного цвета, цвета красного дерева, или любого промежуточного оттенка. Поскольку лицо, руки и ладони обычно покрывал толстый слой макияжа, это не имело большого значения, так как куртизанкм появлялись перед гостями в своих картинных одеждах. Они демонстрировали загадочную таинственность и утонченность манер.

Подчинение женщин мужской эмоциональности и физическим нуждам, их поклоны и коленопреклонения, тугие завязи шарфов и поясов были отличительной чертой красавиц Ёсивара. Жутковатый белый макияж, покрашенная в белое шея (иногда даже вычерненные зубы), замотанная маленькая грудь, становящаяся невидимой под многими слоями шелка, — все это было частью японского вожделения.

В ранние времена куртизанки из Ёсивара представали в парчевых костюмах, простроченных золотом и серебром, в красном крепе, называвшемся хидзири–мэн, и с большим оби (шарфом), завязанным спереди. Гейши завязывали оби сзади, так что отличить их можно было с первого взгляда.

Шелк украшался фигурками и предметами; тонкие шеи покрывали сатиновые воротники. Костюмы куртизанки высокого класса могли завоевать воображение даже богатого человека. Время от времени вводились ограничения на пышные убранства девушек. В 1617 г. в одном из таких законов говорилось: «Проституткам запрещается носить одежду, вышитую золотом и серебром, но — лишь из обычной покрашенной ткани».

Разумеется, эти постановления быстро забывались. В моде были набивной сатин, небеленый китайский шелк (эпонж), золото, серебро и фантастические украшения. В записях о моде упоминаются белое набивное шелковое белье, нижняя одежда из красного материала с точками, другое одеяние сверху него из небесно–голубого шелка. В моду входили пурпурные плащи. К XVIII в. куртизанка по имени Сигасаки ввела в моду оби почти метровой ширины, завязанного столь радикальным образом, что часто оставалась видимой лишь голова его обладательницы.

В 1795 г. правительство вновь ввело ограничения на моду для проституток, где говорилось о типе одежд размерах плюмажей и других чрезмерностях. Женщины всегда игнорировали такие законы. К тому времени роскошество одежд обитательниц «веселых кварталов» стало просто умопомрачительным. С эры Анъэй и до эры Бунсэй (1772–1829) для моды не было ничего невозможного, а художники–граверы создавали свои лучшие произведения в сериях «Красавицы Ёсивара». Бархат, все виды простого и набивного сатина, креп, золотая и серебряная парча, «дамаск», — все разрезалось и сшивалось в фантастических формах. Цветоряд был раздвинут, и модницы более не следовали заданному направлению, но пытались превзойти друг друга в роскоши и великолепии.

Книга того периода «По ту сторону парчи» дает некоторое представление об амплитуде всего показного: рост проститутки увенчивался ошеломляющей прической, какие носили придворные дамы и женщины высшего класса, которым еще надо было посоперничать с привлекательностью яркого великолепия опытности популярной куртизанки. Самые первые картины с изображением красавиц XVII в. показывают, что в моде было носить длинные волосы, свисавшие вниз по спине. Позже их просто собирали на макушке в черные извивающиеся пучки. Черепашьи гребни, настоящие или искусственные, поддерживали прическу, а красные гребни делались из клюва зимородка. Банная проститутка по имени Кацуяма была, как считают, первой, кто ввел в моду специальную прическу, при которой волосы завязывались вверху кольцом, стягивавшимся белым шнуром, — этот стиль получил название кацуяма–магэ.

Один стиль сменял другой: кэйсэй–симада, кинсёдзё–бин, нака–бин, татэ–бёго, суми–симадо, тясэн–магэ… Существовали сотни других. Основными отличиями были волосы в виде крыльев, наклонно понижающиеся, увеличенные, подвязанные лентами, уложенные с гребнями, бамбуковыми шпильками, а одно произведение искусства, глянцевито отблескивавшее лаком, являлось слоновьим пометом, за бешеные деньги привезенным из Индии. В ранний период использовались лишь растительное масло, и даже мех красного медведя служил основой, по которой рассыпались настоящие волосы (на Западе это называлось «ондатра»). Подо всем этим на лице рисовались полукруглые брови, называвшиеся Трехдневной Луной.

Часто куртизанки и их возлюбленные зашивали свои любовные письма в оби или в одежду, как память о счастливых моментах. Многие их этих текстов были о хана–ики–сэвасйки (оргазме), буквально — о «ловле воздуха через нос».

Магазинчик MIUKIMIKADO.COM

Похожие записи на сайте miuki.info: